Четверг, 18.10.2018, 14:20
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Василатий Олег Валерьевич

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 196
Главная » 2014 » Март » 27 » Интревью журналу Партнер
18:13
Интревью журналу Партнер

      По мнению экспертов, 2014 год станет очень важным для перспектив приднестровской экономики. Возникнут новые реалии, связанные с планируемым подписанием Соглашения об ассоциации «Молдова-ЕС». Правила игры в регионе изменятся, и перед Приднестровьем встанет вопрос – как развиваться дальше? Об этом, и не только – наш разговор с председателем комитета по экономической политике, бюджету и финансам Верховного Совета ПМР Олегом Василатием.

 

- Олег Валерьевич, давайте мы начнем с состояния нашей экономики в целом. Если кратко – как Вы его сегодня оцениваете?

- Если кратко, то состояние приднестровской экономики положительным никак не назовешь. В целом у нас наблюдается спад. Такой вывод подтверждают не только итоговые показатели выпуска и экспорта продукции в 2013 году, но и анализ количества отработанного времени в сфере промышленности, а также объемов потребленной электроэнергии. Оба эти показателя снизились. Мы меньше отработали, меньше произвели, следовательно, меньше и заработали.

В Приднестровье сегодня вроде бы наблюдается небольшой рост собираемости прямых налогов. Однако он обусловлен не увеличением объемов производства, а определенным ростом цен на промышленную продукцию, а также зарплат.

Проблемой нашей экономики является то, что уровень производственных возможностей, существующий у приднестровского общества, в принципе не обеспечивает его потребностей. Нам нужно думать о том, чтобы в республике появлялись новые сферы деятельности, даже новые отрасли экономики.

Есть еще одна проблема, связанная со всем сказанным выше, - мы теряем свои квалифицированные кадры. У нас уходят инженеры, сварщики, операторы станков и оборудования, трактористы высокого класса, то есть квалифицированная рабочая сила в промышленности и сельском хозяйстве. Между тем, чтобы подготовить по-настоящему квалифицированного работника, нужно серьезное время.

Кадровые трудности уже ударяют по нам, и в ближайшем будущем мы можем ощутить их еще сильнее, острее.

 

- Вы упомянули о новых отраслях экономики. Где здесь Вы видите возможности для Приднестровья?

- Сначала – о том, что нужно восстанавливать. Мы потеряли свою перерабатывающую промышленность и отдельные отрасли сельского хозяйства – животноводство и овощеводство. Потихоньку вроде бы начали возрождать плодоводство, но опять же без перерабатывающего сектора, без хорошей системы сбыта это не даст должного эффекта.

У нас практически нет сферы услуг, а между тем здесь у Приднестровья имеется ощутимый потенциал. В нынешней политической ситуации нам необходимо искать такие сферы, которые позволят продавать продукт, не пересекая границу. Это может быть научный и IT-сектор, аутсорсинговые услуги, например, даже просто ведение российского бухгалтерского учета.

С одной стороны, это трудоемкие отрасли, с другой, они достаточно высокооплачиваемые в условиях ПМР. А для российских заказчиков мы можем быть вполне конкурентоспособны именно по цене. В общем, Приднестровью надо потихоньку превращаться в российский Бангалор, своеобразную Силиконовую долину.

Необходимо нам также задуматься над тем, какой объем добавленной стоимости создает наша легкая промышленность. В этой отрасли мы сейчас выполняем больше «черную», низкооплачиваемую работу. Если мы сумеем реорганизовать легкую промышленность таким образом, чтобы ее продукция здесь же и проектировалась, то, думаю, добьемся хороших результатов.

Тут важна и роль государства – насколько оно сможет стать объединяющим, консолидирующим звеном.

У нас уже есть позитивный пример консолидации – компания «Флоти», которую для совместного продвижения своих торговых марок создали две обувные фабрики, «Флоаре» и «Тигина». Это именно тот путь, которым нужно идти.

 

- Вы принимали активное участие в обсуждении первого в Приднестровье трехлетнего бюджета. По Вашему мнению, поможет ли он более качественному макроэкономическому планированию?

-  Вы знаете, если говорить о планово-организационной работе государства в экономике, то бюджет на самом деле должен быть документом уже второго плана. Если вы взглянете на бизнес-план любого предприятия, то финансовый план там - это последний раздел.

У Приднестровья сегодня, к сожалению, нет бизнес-плана, то есть нет единой проработанной стратегии развития. Единственный имеющийся у нас плановый документ – это республиканский бюджет, потому к нему, наверное, и столько внимания. Но, повторюсь, бюджет – это все-таки не главное. Приднестровью необходим программный документ более высокого уровня.

 

- Если говорить о сегодняшних проблемах нашего бизнеса, то какие из них наиболее серьезны, на Ваш взгляд? В каких моментах государство могло бы упростить жизнь бизнеса, особенно малого, и что делается для этого?

            - Начну со второй части вашего вопроса. Патентная система, которая работает уже не один год и которая была упрощена в 2011 году, все-таки дает свои результаты, по крайней мере, на уровне самозанятости населения. Упрощенный механизм, при котором плата за патент стала единственным налоговым платежом, привел к тому, что число индивидуальных предпринимателей увеличилось и, соответственно, поступления в бюджет выросли.

            Также была разработана упрощенная система налогообложения для микропредприятий, и, несмотря на очень многие скептические замечания, она заработала.

Сегодня у нас в повестке дня стоит вопрос, связанный с бессрочной системой лицензирования. Она позволит тем, кто занимается лицензируемыми видами деятельности, регистрироваться только один раз.

            Как вы знаете, государство создало и механизм финансовой поддержки малого бизнеса, но он не сработал в том объеме, в котором мы бы хотели. Достаточно серьезная сумма осталась невостребованной. Причина в том, что основным условием получения кредитов являлось осуществление производственной деятельности, но эта сфера у нас, к сожалению, малым бизнесом охвачена не очень хорошо.

            Если говорить о проблемах малого бизнеса, то одна из них, на мой взгляд, связана с неразвитостью в Приднестровье как раз крупного бизнеса. В сильных экономиках именно он обеспечивает многих малых предпринимателей заказами на работы и услуги.

Традиционно среди проблем называют административные барьеры, но они постепенно у нас все-таки режутся – и на законодательном уровне, и, насколько я знаю, на исполнительном. Например, была введена упрощенная система предоставления налоговых отчетов, должна заработать система электронной сдачи отчетности. В принципе, государство движется в этом направлении.

Тут две вещи: есть государство и есть конкретный бюрократ со своими субъективными подходами. И очень важно, чтобы государство в этом случае дошло до конца, то есть каждому конкретному бюрократу при необходимости нужно «давать по рукам».

 

- Сегодня в Приднестровье говорится о полномасштабном внедрении российского законодательства. Однако в России, как известно, принципиально иная налоговая система. Как будем внедрять?

-  Не знаю, откуда берется вопрос, что наша налоговая система не соответствует российской. Да, в РФ есть основная система, включающая в себя НДС, а также налоги на прибыль и на имущество юридических лиц. Но есть и специальные налоговые режимы. И вот один из них как раз и предусматривает ту систему налогообложения, которая действует сегодня в ПМР. Там существуют только ограничения, связанные с численностью работников и с объемами реализации продукции. Под эти ограничения могут подпадать, наверное, всего около десятка наших предприятий.

Если учитывать объем нашей экономики и существующий уровень администрирования, то действующая в Приднестровье налоговая система, на мой взгляд, оптимальна. Сегодня нам говорят – изменить ее необходимо для того, чтобы интегрироваться в Евразийское экономическое сообщество. Однако если взять пример того же Европейского Союза, то там отнюдь не все страны используют единое налогообложение. Как раз такие небольшие регионы, как Приднестровье, имеют возможность для маневра. Гибралтар, скажем, входит в ЕС, но в рамках его налоговой системы нет общепринятого НДС.

С моей точки зрения, сейчас какие-то изменения в наших налоговых правилах не только не имеют экономического смысла, но и могут привести к негативным моментам, большим организационным и финансовым издержкам для предприятий.

 

- В нынешнем году Молдова готовится окончательно уйти в европейское экономическое пространство. Вопрос, который, безусловно, остается у нас на первом плане, – изменение условий экспорта и негативные последствия этого для экономики Приднестровья. Верховный Совет республики, как известно, уже направил Госдуме РФ обращение, где предложил России принять комплекс мер, направленных на стабилизацию социально-экономической ситуации в ПМР. Какими могли бы быть эти меры?

- Если говорить о соглашении РМ-ЕС, то для меня картина полностью прояснилась после встречи с главой Департамента торговли Еврокомиссии Люком Девинем, который во время визита в Тирасполь четко сказал, что с экономической точки зрения подход к Молдове будет таким же, как и к Украине. Это значит, что тот анализ, который сделал академик Сергей Глазьев в отношении Украины, применим и для нас. Если Приднестровье вместе с РМ присоединится к Соглашению об ассоциации и к зоне свободной торговли с ЕС, то как промышленный регион мы, скорее всего, просто исчезнем.

    Между тем сегодня, сколько бы мы ни говорили о других сферах экономики, но именно промышленность дает нам основную занятость и основные доходы населения, а значит, и государства. Речь идет не только о налогах, но и о других поступлениях, в том числе и о газовой составляющей.

    Из-за введения в действие Соглашения об ассоциации РМ-ЕС мы можем потерять европейский рынок, так как для приднестровского экспорта возникнут дополнительные таможенные пошлины. Потому и решение лежит в этой же плоскости – если мы теряем рынок, мы должны найти новый. Здесь у Приднестровья нет иного варианта, кроме стран Евразийского Союза.

    О том, чтобы нашу продукцию забирали туда, нужно договариваться как на государственном уровне, на уровне внешней политики, так и на уровне деловых кругов. Без взаимодействия и постоянного присутствия в российских кабинетах решения мы не найдем.

     Чем нам тут может помочь Россия? У нее появляется возможность получить еще один рычаг влияния – использовать свои бизнес-структуры для проведения политики «мягкой силы» в регионе. Где-то можно и напрямую сориентировать российский бизнес – работайте с Приднестровьем.

     В общении с российскими представителями на всех уровнях мы постоянно подымаем этот вопрос. Говорим, что та поддержка, которую Россия оказывает Приднестровью, должна трансформироваться, переходить от социальных проектов к экономическим. Россияне нас уверяют, что работают в этом направлении. Будем ждать результатов.

Андрей Моспанов

Просмотров: 345 | Добавил: Basil-C | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz